МИФЫ И ПРАВДА ОБ «ИСТОЧНИКЕ ПОВЫШЕННОЙ ОПАСНОСТИ» - 10 Ноября 2011 - АвтоПраво UA - Закон на вашей стороне дороги
Четверг, 19.01.2017, 06:37:53
Приветствую Вас Гость | RSS

АвтоПравоUA - Закон на вашей стороне дороги

Поиск по сайту
Наш опрос
Что нужно сделать чтобы ГАИшники Украины не брали взятки?
Всего ответов: 1588
Войти
Интесные статьи
[01.06.2012]
Как гражданину Украины можно законно ездить на нерастаможенной иномарке 
[02.05.2012]
Инструкция для ГАИ, которую должен знать водитель - 111 приказ МВД 
[02.06.2012]
С 1 июня ввоз автомобилей в Украину осуществляется по новым правилам 
[24.05.2011]
Проверка водителя на алкоголь: тонкости и нюансы 
[12.05.2012]
Что будет если… купить автомобиль-двойник 
[03.04.2012]
Проблемы при временном ввозе автомобиля на таможенную територию Украины 
[30.10.2011]
Когда нужно показывать гаишнику страховку? 
[05.04.2012]
За границу не владельцу автомобиля можно выезжать без временного регистрационного талона 
[11.05.2011]
Можно ли оспорить показания радара ГАИ? 
[11.03.2012]
ГАИшник может проверить документы только при подозрении в правонарушении 
[17.06.2011]
Гаишные подставы: превышение скорости движения! 
[10.11.2011]
Что будет если вовремя не оспорить и не оплатить штраф ГАИ 
[07.08.2012]
ГАИ переписала под себя 111 Приказ МВД 
[16.02.2012]
Может ли ГАИ останавливать автомобили на направляющих островках и островках безопасности? 
[10.11.2011]
Как обжаловать штраф ГАИ?(ВИДЕО) 
Главная » 2011 » Ноябрь » 10 » МИФЫ И ПРАВДА ОБ «ИСТОЧНИКЕ ПОВЫШЕННОЙ ОПАСНОСТИ»
23:20:13
МИФЫ И ПРАВДА ОБ «ИСТОЧНИКЕ ПОВЫШЕННОЙ ОПАСНОСТИ»

Мифы и правда об "источнике повышенной опасности": комментарий юриста


В этой статье адвокат Вадим Володарский опровергает миф о том, что «источником повышенной опасности является автомобиль»

…За несколько дней до написания этой статьи, выступая защитником по очередному делу очередного водителя, сбившего пешехода, выскочившего неожиданно на проезжую часть в не предназначенном для перехода месте прямо перед автомобилем (да, у нас водителей приходится защищать в таких, казалось бы, очевидных случаях!), я услышал вопрос прокурора: «Вы же понимали, что управляете источником повышенной опасности?» Вопрос этот был задан как обоснование позиции обвинения, как попытка показать предопределённость обвинения в адрес водителя, оказавшегося втянутым в ситуацию, в которой пострадал пешеход.
Такой вопрос в такой интерпретации от дилетанта в юридических вопросах ещё можно было бы понять. Собственно, довольно часто в дискуссиях на авто- и мотофорумах мне приходилось разъяснять, что же это такое – отечественная концепция «источника повышенной опасности», и к чему она приводит применительно к ответственности водителей. Последнему аспекту я уже посвятил одну из статей на этом сайте. Однако такие вопросы и такие подходы от прокурора в уголовном процессе, - от человека, который, с одной стороны, является дипломированным юристом (что необходимо для занятия им своей должности), а с другой – обязан беспристрастно защищать законность, - говорит о серьёзном непонимании сути этого правового института, и, соответственно, о происходящих отсюда ошибках в применении закона. А это отражается на конкретных человеческих судьбах.
Отсюда вытекает необходимость в том, чтобы через анализ не только самой нормы, но и её места в правовой системе Украины развеять ряд засевших в массовом сознании мифов об этом самом «источнике повышенной опасности», чтобы и те, кто имеет к нему отношение, и те, кто не имеет, знали, что для них из этого вытекает. А те, кто занимается применением закона, избавились от ряда заблуждений и предубеждений, которые часто ломают человеческие судьбы.

Миф первый. «Водитель всегда виноват, так как управляет источником повышенной опасности».

На самом деле – само понятие повышенной опасности не имеет никакого отношения к определению виновности, в том числе и в сферах, с этой самой повышенной опасностью непосредственно связанных.
Более того. Понятие повышенной опасности вводится ст.1187 Гражданского кодекса (ГК). Повторяю – Гражданского. То есть – определяющего имущественные и некоторые другие отношения между гражданами и другими субъектами права.
Определение виновности в ДТП с участием пешеходов, велосипедистов и прочих подобных участников движения происходит в рамках уголовного (чаще всего) процесса либо по делам об административных правонарушениях. Однако ни уголовное право, ни уголовный процесс, ни право административное понятия «источника повышенной опасности» не знают. Более того – принципы, относящиеся к доказанности того или иного деяния, принципы определения вины и т.п., в этих отраслях права общие. Никаких исключений для деяний в сферах деятельности, связанных с «источником повышенной опасности», они не содержат.
Более того. Сама формулировка ст.1187 ГК, которая устанавливает, что лицо, осуществляющее деятельность, связанную с повышенной опасностью, отвечает за причинённый ущерб, если не докажет, что этот ущерб явился действием непреодолимой силы или умысла потерпевшего, устанавливает чётко определённые (хотя и глубоко абсурдные и несправедливые, - до этого обязательно дойдём) правила. Во-первых, «отвечает за причинённый ущерб» именно в гражданско-правовом смысле. То есть этот ущерб возмещает. Гражданский кодекс не может устанавливать принципов уголовной ответственности или определять виновность кого-то в уголовном преступлении. Точно так же, как, например, он устанавливает, что устраняется от наследства тот наследник, который умышленно убил наследодателя, но при этом ни в коем случае не указывает, что в убийстве виновным может быть исключительно наследник убитого. Это было бы абсурдом. Но, как мы видим, ситуацию с виновностью водителя в ДТП с пешеходом, благодаря магическим словам «источник повышенной опасности», которые относятся к гражданскому праву, многие, и даже сотрудники правоприменительных органов, к сожалению, понимают именно в таком ключе.
Наконец, и в теории гражданского права, и на практике (к примерам мы ещё вернёмся) применение этого правового института рассматривается, как гражданская ответственность «без вины». То есть изначально понимается, что вины лица, осуществляющего деятельность, связанную с повышенной опасностью, может, тем не менее, не быть!
А то, что всё равно платит…Но для оценки этого факта нужно сначала разобраться и чётко понимать: а кто кому платит?


Обратимся к практике и выберем несколько решений из наиболее распространённой категории дел, где применяется норма об «источнике повышенной опасности». Нетрудно догадаться, что это дела о ДТП, где один из участников имеет отношение к «источнику повышенной опасности», а другой – нет, то есть дела о ДТП с пешеходами. И где с «владельца источника повышенной опасности» требуют возместить ущерб при отсутствии его вины в самом ДТП. Если бы он в ДТП был виноват, то возмещения можно было бы требовать на общих основаниях, к риторике о повышенной опасности не прибегая. Из этого массива дел нетрудно выбрать примеры здесь или здесь


Их можно найти ещё много, но практически все будут аналогичными. Что из них видно?
Если в ДТП с пешеходом невиновен водитель, то, чаще всего, виновен сам пешеход. Таких ситуаций много. Но в наших условиях, когда существует колоссальный обвинительный уклон в сторону водителей (обусловленный отчасти неверным пониманием того же «источника повышенной опасности», как мы видели выше, даже практикующими юристами), для того, чтобы невиновность водителя была признана официально (дело закрыто по реабилитирующим основаниям), вина пешехода в ДТП и невозможность для водителя предотвратить наезд должны быть более чем однозначными.
И вот в этих однозначных ситуациях оказывается, что виновный пешеход или его наследники имеют право требовать возмещения ущерба с невиновного водителя! Причём на основании написанного непосредственно в законе.
Ситуацию можно охарактеризовать фразой из сказки: «Битый небитого везёт».
И с юридической точки зрения – эта ситуация, как с самой нормой закона, так и с практикой его применения в Украине (да и в других странах бывшего СССР) уникальна. По крайней мере, в правовых системах цивилизованных стран. Привести примеры, когда не в каких-то отдельных случаях, в силу юридических ошибок, а системно, в силу существования и применения нормы закона, рамках целой страны, совершенно сознательно и цинично защищались интересы виновного в противоправном поведении в ущерб и за счёт интересов невиновного, - пожалуй, просто невозможно.

Итак

Некорректное использование понятия "источник повышенной опасности" приводит к обвинительному уклону в сторону водителей.

Ни уголовное право, ни уголовный процесс, ни право административное понятия «источник повышенной опасности» не знают.

Гражданский кодекс не может устанавливать принципов уголовной ответственности.

Миф второй. «Источником повышенной опасности является сам автомобиль (другое транспортное средство)».

Эта точка зрения распространена не только среди обывателей, но и среди многих профессиональных юристов. (Иногда даже в тексте обвинительного заключения или приговора можно встретить фразу: «Управляя автомобилем таким-то, который является источником повышенной опасности..») И органично соседствует в сознании с первым мифом, что говорит только о полном непонимании сути этого правового института. Базируется она на старой редакции Гражданского кодекса, где не было конкретизировано, что же является источником повышенной опасности – сам автомобиль как имущество или что-то иное? Было только понятно, что это как-то с автомобилем связано.
Новая редакция ГК многие вопросы высвечивает гораздо более чётко по формулировкам. Относится это и к источнику повышенной опасности. Согласно той же ст.1187 ГК, источником повышенной опасности является не само имущество той или иной категории, а деятельность по его использованию или содержанию.
Это влечёт важные правовые последствия.
Дело в том, что наши суды не только взыскивают «возмещение ущерба» с невиновного водителя в пользу виновного пешехода, но и отказывают самим водителям (собственникам транспортных средств) в возмещении ущерба за счёт виновника ДТП – пешехода. Ссылаясь при этом на п.3 Постановления Пленума Верховного Суда Украины N 6 від 27.03.92 «Про практику розгляду судами цивільних справ за позовами про відшкодування шкоди». Постановление это, как видно, принято задолго до вступления в силу нынешней редакции ГК, последние изменения в интересующие нас абзацы вносились в 2003 году, то есть опять же в период действия предыдущей редакции ГК. И вот там-то и указано, что якобы возмещение пострадавшим вреда «самому источнику повышенной опасности» законом не предусмотрено.
Этот вывод был сомнительным и тогда, поскольку старый ГК (ст.440) не делал различий по возмещению ущерба, в зависимости от того, повреждением какого имущества этот ущерб причинён. Однако тем более это касается нынешнего периода, поскольку сейчас, как мы видели, «источник повышенной опасности» определяется законом не как имущество, а как деятельность. А «причинить вред деятельности», с точки зрения ГК, невозможно. «Деятельность» не является объектом защиты гражданского права. Если же вред причиняется повреждением имущества, и в этом есть вина лица, то, согласно ст.1166 ГК, такое лицо обязано возместить ущерб в полном объёме и на общих основаниях, независимо от того, является ли деятельность, связанная с этим имуществом, «источником повышенной опасности», или нет.
К сожалению, суды часто продолжают ссылаться на это устаревшее и не соответствующее ныне действующему закону Постановление Пленума Верховного Суда. Что приводит к юридическим ошибкам и невозможности на практике защитить интересы автовладельцев.

Итак

В соответствии с новым Гражданским Кодексом - источником повышенной опасности автомобиль не является; автомобиль - это имущество. Источник повышенной опасности - деятельность по эксплуатации автомобиля.

Если же вред причиняется имуществу (в нашем случае - автомобилю), и в этом есть вина лица (в нашем случае - пешехода), то, согласно ст.1166 Гражданского Кодекса, такое лицо обязано возместить ущерб в полном объеме.

Миф третий. «Источником повышенной опасности является только механическое транспортное средство».

Это убеждение распространено в основном среди граждан, не имеющих отношения к юридической профессии. Однако распространено столь сильно, что нуждается в подробном анализе.
Да, в ч.1 ст.1187 ГК в перечне источников повышенной опасности деятельность, связанная с транспортными средствами, на первом месте. Но, - вчитываясь внимательно, делаем первое открытие, - нигде не сказано, что это касается только механических транспортных средств! По категориям транспортных средств там вообще нет деления. А это значит, что к велосипедам, мопедам и гужевому транспорту эта норма применима в такой же степени, как и к автомобилям и мотоциклам.
Здесь дело не только в ответственности владельцев этих транспортных средств при ДТП с пешеходом или, скажем, наезде на какое-нибудь препятствие. Вопрос намного более принципиальный – принципы взаимной ответственности при ДТП, в котором с одной стороны участвует одно из таких транспортных средств, а с другой – автомобиль. Учитывая, что, как показано выше, «источниками повышенной опасности» является деятельность, связанная с обоими транспортными средствами, здесь уже не будет ответственности автомобилиста без вины! А будет, согласно ст.1188 ГК, ответственность в зависимости от степени вины каждого из участников. И если, скажем, велосипедист окажется единственными виновником – он не будет имеет права на возмещение, наоборот, обязан будет сам возместить ущерб, причинённый другой стороне.
Более того. Речь вообще не идёт только о транспорте, который эксплуатируется на дорогах. То же самое касается и железнодорожного, и, например, метрополитена. Так что если, например, пьяный (при том, что в таком состоянии находиться в метро запрещено вообще) свалится на пути и пострадает, то ещё и будет иметь право на возмещение!
Но это всё – присказка, не сказка.
Наряду с транспортными средствами в списке – деятельность, связанная с «механизмами и оборудованием». Значит, тоже – любыми, поскольку в законе не конкретизировано, какими именно. Вплоть до обычного электрооборудования в наших домах. Кто будет отвечать, если некто сунул пальцы в розетку?
В списке – химические, радиоактивные, взрывчатые и огнеопасные вещества. Если с радиацией и взрывчаткой мало кто из нас имеет дело, то огнеопасным веществом является обычный бензин и многое другое. А под понятие «химического вещества» вообще можно подвести что угодно, поскольку все до единого вещества имеют какую-либо химическую формулу. В том числе и применяемые в быту – от красок до лекарств. Кто будет отвечать за подростков, надышавшихся клеем..?
Далее в списке – содержание диких зверей, служебных собак и собак бойцовых пород.
Ну если с дикими зверями всё ясно… Хотя почему всё? Если понимать в смысле биологии (класс млекопитающие, или звери) – то сюда подпадает человек, держащий дома, скажем, ёжика. Зато не подпадает тот, кто содержит ядовитых змей. (Не думайте, что это преувеличение: такие любители действительно есть. Одного автор этих строк знает лично; правда, дома у него, на всякий случай, не бывал.)
А вот с собаками – куда интереснее.
С одной стороны, нельзя отрицать, что эти животные, действительно, могут выйти из-под контроля хозяина и причинить ущерб, иногда непоправимый. С другой – включение их в список, в сочетании с правилами ответственности «владельца источника повышенной опасности», в соответствии с которыми он освобождается от ответственности только в случае, если докажет действие непреодолимой силы или умысел потерпевшего (на причинение самому потерпевшему ущерба), приводит к абсурдной ситуации.
Нынешняя судебная практика по применению этой нормы, по сути, не рассматривает правомерность действий сторон. Так происходит по делам о возмещении ущерба от ДТП «пострадавшему» пешеходу. Деятельность, связанная с эксплуатацией транспортных средств и с содержанием собак, содержится в одной статье закона и в одном списке. Значит, и правила применения этой нормы в отношении той и другой должны быть одинаковыми.
Теперь предположим, что человек законно владеет транспортным средством, управляет им без нарушений ПДД, пешеходом (например, переходящим дорогу в неположенном месте) была создана аварийная ситуация, в которой избежать наезда он не мог. И, согласно этой нормы, не только невиновный, но и правомерно действовавший человек возмещает ущерб виновному в правонарушении.
Сравним это с ситуацией содержания служебной или бойцовой собаки. Человек содержи её без нарушений соответствующих правил, но использует для охраны жилья. В этой ситуации, если лицо, незаконно проникшее в жильё, даже с целью совершения преступления (например, кражи), будет собакой покусано, то, исходя из такой логики, - это лицо будет иметь право на возмещение ущерба от владельца собаки! Более того: если наш вор собаку убьёт или ранит, то в соответствии с приводившейся выше судебной практикой получается, что владелец собаки права на возмещение иметь не будет! Между тем, и сами собаки, и ветеринарная помощь могут стоить недёшево, а о моральной травме от потери домашнего питомца и говорить нечего.
В практике такие дела, правда, лично мне не встречались. Видимо, просто не нашлось достаточно наглого и имеющего юридические знания вора. Но с точки зрения анализа правовой нормы и существующей практики – вывод получается именно таков.
В самом деле: а чем с правовой точки зрения отличается постороннее лицо, незаконно проникшее в квартиру, от пешехода на проезжей части в неположенном месте?
Конечно, дела о причинении ущерба собаками в практике вообще встречаются гораздо реже, чем о возмещении ущерба от ДТП. А те, что встречаются, в большинстве случаев связаны как раз с нарушением правил содержания собак, то есть с виной их владельцев. Однако если проводимый анализ правовой нормы приводит к возможности столь абсурдных ситуаций, то, значит, проа задуматься о справедливости и логичности самой нормы. И ещё об одном: если ситуация с законным содержанием собаки и покусанным ею незаконно проникшим в квартиру, в случае возникновения у последнего права на возмещение ущерба за счёт хозяина собаки, выглядит абсурдным, - то почему же давно существующая практика возмещения ущерба невиновным водителем виновному пешеходу воспринимается как обыденность?
Только потому, что к этому все привыкли? Но это никакое не оправдание.


Миф четвёртый. «Это вообще не ответственность».

Часто можно услышать: да, ответственность невиновного перед виновным – это неправильно, это дикость. Но это и не воспринимается как ответственность, а как некое обязательство как владельца такого имущества.
К вопросу о том, что у нас владелец личного транспорта воспринимается как «имущий», мы ещё вернёмся. А пока будем говорить о вопросах чисто юридических.
Итак, а что же такое гражданская, или гражданско-правовая, ответственность? Для того, чтобы понять это, обратимся к ст.1194 ГК. Там указано, что лицо, застраховавшее свою гражданско-правовую ответственность, само возмещает ущерб только в случае недостаточности страховой выплаты. С учётом того, что находится эта статья опять же в главе ГК, посвящённой возмещению ущерба, можем сказать, что фактически с точки зрения гражданского права возмещение ущерба – это и есть гражданско-правовая ответственность.
Но если это ответственность, то какие правовые последствия из этого следуют?
Прежде всего нужно понимать, что гражданско-правовая ответственность – только один из видов юридической ответственности. Наряду с уголовной, административной и пр. Принципы разных отраслей права, понятно, разные. А вот конституционные принципы, которые относятся к основам применения юридической ответственности, - одинаковые.
Отчасти об этом мы уже говорили в одной из предыдущих статей: http://vvlaw.com.ua/index.php?id=32 И повторяться не будем.
Однако есть ещё не менее важные конституционно-правовые обстоятельства.
Ч.2 ст.58 Конституции устанавливает:

Ніхто не може відповідати за діяння, які на час їх вчинення
не визнавалися законом як правопорушення.

Опять же, судя по формулировке, это касается всех без исключения видов юридической ответственности. Следовательно, и гражданско-правовой тоже.
Но сам ГК не определяет, правомерно действовал водитель или нет. С другой стороны, если бы в его действиях были бы нарушения, то его, в зависимости от последствий, привлекли бы к уголовной или административной ответственности. Если мы видим, что дело закрыто за отсутствием состава преступления, т.к. водитель не мог предотвратить наезд на пешехода, - следовательно, его действия были правомерными. Раз так, то не только уголовной, но и гражданско-правовой ответственности быть не должно.
А само владение и управление транспортными средствами – не является неправомерной деятельностью, так как права такие прямо предусмотрены и ГК, и Законом «О дорожном движении».
Отдельные юридические эквилибристы придерживаются позиции, что «вред, причинённый источником повышенной опасности, всегда неправомерен». Однако с этим согласиться нельзя. Неправомерным должен быть не вред, а конкретное деяние лица, об ответственности которого ставится вопрос. Если такой неправомерности нет, то не должно идти речи и об ответственности, причём любого вида, в том числе и гражданско-правовой. Это, как мы видели, требование Конституции.
Ч.2 ст.62 Конституции устанавливает:

Ніхто не зобов'язаний доводити свою невинуватість у вчиненні
злочину.

Очевидно,это относится не только к уголовному процессу. Но и к доказыванию невиновности в гражданском процессе. К доказыванию, скажем, той же непреодолимой силы.
Кстати говоря, а что такое непреодолимая сила с точки зрения ГК?
Ответ даёт п.1 ст.263 ГК:

надзвичайна або невідворотна за даних умов подія (непереборна сила).

Является ли любое ДТП чрезвычайным событием? Безусловно.
Если самим пешеходом создана ситуация, когда водитель не может предотвратить наезд, не имеет такой технической возможности (а иначе бы его не освободили от уголовной или административной ответственности, с нашим-то п.12.3 ПДД), - такое происшествие вполне подпадает под это определение. И уже только по этой причине об ответственности водителя не должно было бы идти речи. Никто ведь не говорит, что непреодолимая сила должна носить обязательно стихийный характер.
Так что в таких случаях наличие непреодолимой силы уже и доказывать не надо. По сути ,это признано на этапе прекращения уголовного дела. И об ответственности водителя, опять же, речи идти не должно. То, что судебная практика идёт по другому пути,- фактически не более чем пережиток того времени, когда эти определения не были так подробно выписаны, и не действовали нынешние конституционные нормы.
Очевидно, что инерционность мышления многих из тех, кто непосредственно занимается правоприменительной деятельностью, приводит к тому, что на практике продолжают применяться фактически уже устаревшие нормы. И к тому, что калечатся судьбы…

Миф пятый. «Это повышает безопасность движения.»

Так думают многие. Дескать, «ответственность без вины» сдерживает водителей от нарушений, что повышает безопасность, прежде всего, пешеходов. Однако почему это должно быть так?
Прежде всего, большинство ДТП совершается потому, что каждый думает: это случится не со мной, это – с кем-то другим. И не по причинам юридическим. Каждый думает, что уж он-то вырулит из любой ситуации… В этом смысле вообще сомнительна ценность для предотвращения именно ДТП каких-либо жестоких наказаний. Как не печально…
К тому же, водитель должен больше бояться уголовного наказания за ДТП с тяжкими последствиями.
Но даже если отвлечься от этого обстоятельства, - всё равно такая логика не работает.
Если мы представим, что понятия «источника повышенной опасности» нет вообще, то каждый из участников происшествия будет отвечать в соответствии с собственной виной. Иначе говоря, если в ДТП с пешеходом виновен водитель, то он и будет отвечать по полной программе. И по уголовному делу, и возмещать причиненный ущерб. Это очень важно: интересы того пешехода, который невиновен в ДТП, ни в коем случае не пострадают! И водитель, являющийся виновником ДТП, от ответственности любого вида не уйдёт.
Однако сложившаяся ситуация, в сочетании с точкой зрения, что «водитель всегда виноват», приводит к тому, что сами пешеходы начинают считать, что ответственность за безопасность несут только водители. Соответственно, что сами пешеходы как за свою, так и других участников движения безопасность не отвечают.
Приводит это к тому, что пешеходы начинают допускать большое количество нарушений. Причём нарушений совершенно сознательных, таких, как переход в неположенном месте многополосных дорог, как в городе, так и за его пределами, внезапный выход на проезжую часть из-за ограничивающих обзорность объектов, и т.п. Нарушений, очевидно для всех, грубых, приводящих к созданию аварийных ситуаций.
Но когда такому пешеходу сделаешь замечание – скорее всего, в ответ услышать можно будет одну из двух фраз: «Не трамвай –объедешь» или: «Собьёшь – сядешь!» Они убеждены, что водитель должен сделать всё для их, нарушителей, безопасности. Даже если сам врежется в столб, погибнет и погубит своих пассажиров. Самое печальное, что в их понимании так будет только справедливо…
Как будто во втором случае пострадавшему будет легче…
Причина такого поведения – в том, что наше законодательство и десятилетия практики его применения просто приучили наших пешеходов к мысли о том, что в ДТП может быть виновен только водитель, что другой вариант просто невозможен. Потому любой факт закрытия дела по ДТП с пешеходом за отсутствием состава преступления вызывает бурю негодования (особенно если водитель оказался человеком известным).
Проблема, однако, заключается в том, что увеличение количества нарушений со стороны пешеходов, причём часто таких, что водитель уже ничего не может сделать для предотвращения наезда, ведёт не к уменьшению, а к увеличению количества ДТП с их, пешеходов, участием. Причём это – ДТП с тяжкими, как правило, последствиями. И не всегда пострадавшими оказываются только пешеходы.
Таким образом, возникает замкнутый круг. Существующие нормы и практика их применения вызывают наглое поведение пешеходов, рост нарушений с их стороны приводит к увеличению количества ДТП, а применение к этим новым ДТП тех же норм только увеличивает число новых нарушений, которые влекут новые ДТП…
И пока будут действовать нынешние нормы, разорвать этот круг не удастся.


Миф шестой. «Это – дань социальной справедливости.»

Надо взглянуть правде в глаза: отношение в нашем обществе к владельцу частного автомобиля во многом идёт от советского времени. Тогда категорий таких владельцев было две. Во-первых, это всевозможные государственные предприятия и организации. Во-вторых, - немногочисленные тогда владельцы личного транспорта. Причём из-за дороговизны и проблематичности приобретения большинство населения считало, что «честно заработать на машину нельзя».
Поэтому отношение к автовладельцам было скорее негативным, что меток выразил ещё Владимир Высоцкий в «Песенке автозавистника». В том числе и восприятие «частных собственников» властями. Тем, кто не жил в то время, всех нюансов этого отношения просто не представить… Ну а что касается организаций, то считалось, что «трудящийся» требует защиты. Даже наше трудовое законодательство, тоже ведущее свою «родословную» из того времени, несёт отголоски такого подхода, и весьма серьёзные.
Тогда, как и сейчас, наиболее распространённым случаем применения нормы о «повышенной опасности» были именно ДТП с участием пешеходов.
С тех пор, понятно, ситуация во многом изменилась. Личных автомобилей (и мотоциклов) стало больше во много раз. Они стали намного доступнее.
Однако с одной стороны – это привело к деформации самого понятия «повышенной опасности». Повышенной – по сравнению с чем? Когда транспортные средства были редкостью в обиходе граждан, то эту опасность можно было считать действительно повышенной по сравнению с обычным бытовым уровнем. Однако сейчас – это часть того самого бытового уровня.
А с другой… Личный транспорт остался доступным далеко не всему населению по чисто материальным причинам. Но если в советское время для того, чтобы иметь возможность приобрести его, нужно было иметь достаток намного выше среднего, то теперь – наоборот: чтобы не иметь такой возможности, нужно иметь достаток намного ниже среднего. Что подавляющее большинство не имеющих такой возможности относит к двум категориям населения: либо не умеющим и не желающим зарабатывать, либо безынициативным людям, ждущим, когда им государство или кто-то ещё выложит достаток на тарелочке.
Как показывает практика, многие из таких людей склонны к зависти и неприязненному отношению к тем, кто доказал способность построить для себя жизнь в достатке своим трудом и интеллектом. А личный автомобиль в их глазах – символ такого достатка. К тому же расширяющий возможности своего владельца, дающий свободу передвижения.
К сожалению, у нас сохраняется тенденция политических «заигрываний» с беднейшей, в том числе и люмпенизированной, частью населения. Может быть, в этом тоже причина того, что эти нормы до сих пор существуют.
Как бы там ни было, при участии в делах о ДТП с пешеходами очень часто приходится видеть мотивацию со стороны потерпевших. В том числе и прежде всего тех. в отношении кого это слово надо бы взять в кавычки (т.к. они сами виновны в ДТП): обогатиться за счёт автомобилиста, «у которого есть деньги». Причём они воспринимают его как виноватого уже в самом факте такого наличия, причём виноватого лично перед ними.
Такое отношение глубоко несправедливо социально. Причём несправедливо по отношению к наиболее социально активной части населения – страдает от него на практике больше всего тот самый «средний класс», о поддержке которого так много говорят, но который у нас существует скорее не благодаря, но вопреки.
Самое интересное, что многие такую ситуацию считают всё-таки справедливой, даже сейчас.
Но при этом упускают из виду ещё один аспект проблемы. Сама ситуация, когда невиновный несёт ответственность перед виновным, - по любым стандартам является глубоко аморальной. И выгоду из неё, по моему глубокому убеждению, могут извлекать только такие же личности. А это разлагает мораль в обществе в целом, и сказывается на всей правоприменительной практике (тем более, что такие дела являются распространенными) и на отношении к закону населения.
Так что весь институт, о котором речь, нуждается в коренном реформировании. И надежда тут может быть не только на законодателей, но и на Конституционный Суд Украины. К сожалению, для обращения туда гражданину необходимо, по закону, доказать, что существует различное применение одних и тех же норм закона. Мне собрать такое судебные решения по делам, которые я не вёл, в достаточном количестве, - прежде всего решения в пользу автомобилистов, - пока не удалось. Если такое станет возможным, то, надеюсь, удастся принять меры для устранения существующей в этой сфере несправедливости. Несправедливости системной, существующей на уровне государства.
В то же время можно надеяться, что и на уровне законодательства, и на уровне практики она будет постепенно устраняться даже без обращения в Конституционный Суд.

(С) Вадим Володарский, адвокат, 2011г.

По материалам «АвтоПортал»

Просмотров: 3396 | Добавил: Urri | Теги: пешеходы, ДТП, что «источником повышенной опасност, Гражданский кодекс, адвокат Вадим Володарский, опровергает миф о том, водители
...
Статистика
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Новые штрафы ГАИ
радар "Визир" врет
Нет права у ГАИ
Про ГАИ Украины